URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:58 

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
:)

16:16 

Осенние кораблики

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Летели листья, гудел ветер, была в лесу осень...
Ёжик вышел из своего домика с коромыслом через плечо и пошел к роднику.
Вода в роднике была синяя, холодная и блестела, как зеркало.
Ёжик сел на берегу и поглядел в воду.
Из воды на Ёжика глянул грустный Ёжик и сказал:
— Ёжик, Ёжик, ты зачем пришел?
— За водой, сказал Ёжик, который сидел на берегу.
— А зачем тебе вода?
— Море сделаю.
— А зачем тебе море?
— Будет у меня дома свое море: проснусь, а оно шумит, засыпать буду, а оно — шевелится!
— А где твои корабли?
— Какие корабли?
— Как же? По морю обязательно должны плавать корабли.
«Верно, — подумал Ёжик, который сидел на берегу. — Про корабли я и забыл».
Он встал, набрал воды, нацепил ведра на коромысло и пошел домой.
Осенний лес шумел по-осеннему, елки стояли хмурые, с деревьев сыпались листья.
— Белка! — крикнул Ёжик, увидев Белку. — Где мне взять корабли?
— Какие корабли? — спросила Белка.
— Понимаешь, скоро зима, а я один и один — скучно мне!
— Всем скучно, — сказала Белка. — На то и зима. Чем ты лучше других?
— Я...
— Возьми нитку, — перебила его Белка, — и иголку. Как проснешься, вдевай нитку в иголку и выдергивай — так и день пройдет.
— Нет, — сказал Ёжик, — у меня море будет! Проснусь, а оно — шумит, повернусь с боку на бок, а оно — шевелится!
— Значит, у тебя — море, а у всех — вдевай нитку в иголку и выдергивай? Сам ищи свои корабли! — и убежала.
А Ёжик, печальный такой, пошел к дому.
Из-за елки вылез Медвежонок.
— Здорово, Ёжик! — крикнул он. — Ты куда идешь?
— Погоди, сказал Ёжик. Вошел в дом, вылил воду в ушат и вышел в осенний лес.
— Где мне взять корабли, Медвежонок? — спросил он.
— Корабли? — изумился Медвежонок.
— Да.
— Где же их взять? — Медвежонок оглянулся. — В лесу-то?...
— Мне нужны Корабли, — вздохнул Ёжик и пошел.
— А зачем они тебе? — крикнул Медвежонок и пошел рядом с Ёжиком.
— Понимаешь, — Ёжик посмотрел на Медвежонка, — скучно!
— А ты спать ложись, — сказал Медвежонок. — Вот я, например, сейчас лягу, весной проснусь.
Они пошли к медвежачьему домику.
— Не-ет, — сказал Ёжик. — Мне корабли нужны!
— Тогда я пошел.
Медвежонок повесил на дверь своего дома огромный замок, сам влез на крышу и сел на трубу.
— А какие они, корабли? — крикнул он сверху.
Но Ёжик не успел ответить, как Медвежонок исчез в трубе.
Ёжик обошел вокруг дома, подошел к окошку, но... крыша медвежачьего домика вдруг стала подыматься и опускаться, подыматься и опускаться. «У-у-у...» — загудел медвежачий домик трубой и, не то похрюкивая, не то всхрапывая, переваливаясь уточкой, пошел по поляне.
— Куда ты!? — крикнул Ёжик.
Но медвежачий домик скрылся за деревьями.
— Куда же это он... поехал? — пробормотал Ёжик...
По лесу с драным сапогом в лапе брел старый Волк.
— Что это у тебя в лапе, Волк? — спросил Ёжик.
— Сапог, — сказал Волк и остановился.
— А — зачем?
— Самовар раздую, шишечек сверху покрошу, чайку сварю и-и... — Волк сладко прижмурился. — Хочешь со мной чайку попить?
— Не могу: мне корабли нужны...
— Какие корабли?
— Морские, — сказал Ёжик. — Понимаешь, скоро зима, а у меня будет море, а по морю обязательно должны плыть корабли.
— Корабли... — мечтательно проговорил Волк. — Держи! — протянул Ёжику сапог. Наклонился и из щепки и кленового листа сделал кораблик.
— Ох! — охнул Ёжик. — Настоящий! Но мне... ещё нужно.
— Ага, сказал Волк. И сделал еще два кораблика.
— Спасибо тебе, Волченька! — сказал Ёжик. — Если тебе будет скучно, приходи ко мне. Сядем, будем с тобой смотреть на море, на корабли... Придешь?
— Приду, пообещал Волк. Взял сапог и заковылял дальше.
А Ёжик нашел старый лопух, поставил на него три кораблика и, как на подносе, понес к себе в дом.
Подул легкий ветер, паруса корабликов надулись, и сперва Ёжик побежал за лопухом, а потом и опомниться не успел, как — полетел.
— А-а-а! — закричал Ёжик.
Такую картину даже представить себе трудно, но так все и было на самом деле: Ёжик держал перед собой лопух, по лопуху, как по зеленым волнам, мчались кораблики, а вслед за этим зеленым морем летел по воздуху Ёжик.
Он даже не испугался. Это он так, для порядка, закричал: «А-а!», потому что ему не приходилось летать над лесом, но потом он освоился и запел.
«Ля-ля! Ля-ля!» — пел Ёжик.
И тут в небе появилась страшная ворона. Ух, как она каркала! Ух, какие у нее были отвратительные когтистые гнутые лапы и зловещий клюв!
— Кар-р-р! — кричала Ворона. — Позор-р! Еж в небе!
Тут переполошился весь лес.
А Ворона все летела и кричала: «Позор-р-р! Кто позволил?»
И все увидели летящего Ёжика и тоже замахали лапами и вслед за Вороной закричали: «ДОЛОЙ! ПОЗОР! КТО ПОЗВОЛИЛ?»
И только Волк остановился, поставил сапог в траву и покачал головой.
А Ёжик летел по небу, уцепившись за зеленое море, по которому неслись корабли. Он вжал голову в плечи, но моря не выпустил и правильно сделал потому что ветер стих и, когда Ворона было уже совсем догнала их, Ёжик со своими кораблями опустился прямо на пороге своего дома.
Как только он очутился на земле, Ворона отпрянула, крикнула: «Кар-р-р!» — и улетела, каркая, в пустое небо.
А Ёжик поднял корабли и вошел в дом.
То, что он увидел, так его обрадовало, что он сразу позабыл пережитый страх: возле ушата с водой, покачиваясь на солнышке и подставляя легкие головы морскому ветерку, росли две высокие пальмы, и на самой макушке той, что была поближе к прибою, сидел совсем крошечный, но абсолютно живой Попугай.
— Здор-р-р-рово! — крикнул Попугай. — Пускай кор-рабли! — и сел к Ёжику на плечо.
И Ёжик с Попугаем на плече стал пускать кораблики в воду.
Теперь это было настоящее море!
Шуршали пальмы, по краям ушата золотился песок, и высоко под потолком бежали легкие облака.
За окошком стемнело, и давно уже пора было ложиться спать, а Ёжик все сидел над свои морем под пальмами и не мог оторвать глаз от золотых кораблей.
Наконец он встал, разобрал постель, лег, вздохнул и сразу же услышал, как вздохнуло море и над ним зажглись звездочки, и от ночного ветерка зашелестели пальмы.
Ёжик смотрел на одинокую звезду за окном, слушал, как шуршит в ушате прибой, и думал, что он уже не один, что теперь, в эту холодную вьюжную зиму, с ним всегда будет теплое море.

00:18 

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Что-то меня на сказки потянуло, неужели пошёл обратный процесс и я возвращаюсь в детство? :) Эх, хорошо бы... Люблю я Туве Янссон не только за волшебный мир и сказки, а ещё и за философию Серого шёлка и не только. Хотелось бы мне тоже создать что-то такое, что вдохновляло бы людей всей планеты, что помогало бы, давало силы и... Эх... но пока я перечитываю Муми-Троллей сидя за компом в пижаме и зеваю, но спать идтить не хочу ...:)

читать дальше

@музыка: Ежи и Петруччо - Собак

19:39 

Про тараканчиков

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Когда-то давным-давно, когда люди не освоили еще всех трамвайных и троллейбусных линий, и трамвайные и троллейбусные линии вели куда-то в буераки, в овраги, в дремучие муромские леса, один троллейбус поехал и заблудился. И говорят, что однажды в полночь его можно видеть, он едет и весь светится огнями, как летучий голландец... И вот, однажды, мне пришлось ехать из города Луганска славного в славный город Краснодон. Езды - минут сорок, время позднее. Мне нужно было проехать через весь город к какому-то перекрестку - там ходят рабочие автобусы. Стоял я час, стоял полтора и тут едет троллейбус. Естественно я, не раздумывая, прыгнул в него, в заднюю дверь, хлопнул по плечу какого-то мужчину в шляпе и говорю: "Мужчина, продайте мне талончик!" Он поворачивает лицо, изъеденное временем - "Ха-ха-ха!" - беззубым ртом на меня... Испугался я не на шутку и понял, что это действительно тот самый троллейбус-призрак. Ну, тут в репродуктор водитель: "Подойди-ка сюда, добрый молодец!" Испугался я не на шутку вообще... Иду, а все хохочут, тянут руки какие-то костлявые... Подхожу я к водителю. У него лобовое стекло завешано паутиной, вместо брелков висят настоящие летучие мыши - тоже посмеиваются о чем-то своем... А он и спрашивает меня: "Задай-ка мне такой вопрос, который в течении этих тысяч лет мне никто не задавал". И с трех попыток, естественно, как в любой сказке. Говорит: "Если задашь - отвезу тебя куда надо, если повторишься - будешь ездить с нами вечно". Тут у меня пот холодный градом - дзынь-дзынь - вот такие капли разбиваются о пол, говорю: "Сколько звезд на небе?" - "Ха-ха-ха!" - раз мне астрономическую цифру какую-то. Я говорю: "А сколько костей в теле собаки?" - "Ха-ха-ха!" - раз мне еще какую-то цифру. Думаю: "Ну, все..." И вот, буквально, крыша съезжает, чуть ли не в потере сознания - ну, согласись, страшно! Хватаюсь за поручень, весь обвисаю и тут такая мысль, абсолютно сквозная какая-то, говорю: "А почему тараканы не живут в поручнях троллейбусов?" Он призадумался, говорит: "Ты знаешь, такой вопрос мне еще никто не задавал... Я тебя отвезу, куда тебе надо". Я воспрял духом. Пауза... А потом он спрашивает: "А ты вообще знаешь, кто такие тараканы?" Я говорю: "Ну, там козявочки какие-то там, бегают..." - "Эх, приятель, да ничего-то ты не знаешь!" И вот он мне рассказывает легенду о тараканах. То есть, это самое начало... "Это мне еще рассказывала моя бабушка (можете представить, как это было давно)..." И вот он начинает рассказывать: Когда-то, давным-давно, когда люди еще не освоили всех трамвайных и троллейбусных линий, и эти линии вели куда-то в буераки, в овраги, в дремучие муромские леса, людей было очень мало, и вместе с людьми жили тараканы. Они были белые, пушистые, чуть побольше кошки и поменьше собаки, у них была мордочка такая острая, хвостик с кисточкой, добрые-добрые - все понимали, вот только говорить не умели. Жили вместе с людьми. Собственно, сколько людей, столько и тараканов. Питались за одним столом... Скажем, выходит семейство на ужин, тут же папа - таракан, мама - таракан, дети - между ними опять-таки тараканчики какие-то тусуются... Они все белые, пушистые, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, все добрые, все понимают - только говорить не умеют... Ему скажешь: "Принеси тапочки" - он приносит. Ему скажешь: "Замети" - он заметает. И у людей был, естественно, царь, и у него, естественно, была дочь. Как вы понимаете, она была - принцесса. И, естественно, пришло ей время замуж... Невтерпеж. Нашли какого-то принца привозного, всего в прыщах, привезли, худого-бледного... Свадьба. Людей поскольку было мало, собственно, всех во дворец можно привлечь. Позвали всех людей, позвали всех тараканов. А у людей был колдун, его звали Ых. Он жил где-то на выселках, в какой-то маленькой своей избушке, его лет триста уже никто не видел, все думали, что он и помер уже давно. Ан нет, он не помер. И вот забыли его пригласить, а он обиделся. И вот бежит один таракан - белый, пушистый, побольше кошки, поменьше собаки, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, весь свадебный, в колокольчиках, в каких-то ленточках... Пробегает мимо хаты этого Ыха, тут - бабах - гром, бубух - молния, таракан зажался весь такой, а сам - белый, пушистый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой... И слышит такое проклятье: "Кто поцелует принцессу в день ее свадьбы, тот рассыпется на сотню тысяч мерзких существ". Испугался таракан, бегом во дворец. Забегает, ну, а тут, собственно, опупей-опофеоз там, горько... Поднимают за плечики этого принца привозного, поднимается эта принцесса, подводят их целоваться... И тут вбегает этот таракан, такой белый, пушистый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, весь в бубенчиках, в колокольчиках, в ленточках... И он между ними втыкивается как-то, типа... Она его ножкой шарк так, отойди, мол... Ну, тут за грудки принца поднимает там... А он опять между ними, типа, нет, мол, нельзя, а сказать же не умеет... Все понимает, а сказать не может. Белый, пушистый, добрый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, а сказать не может. И он опять "ыых", а она его ножкой там: "Папань, ну... Папань!" И тут его кто-то, типа, якобы вязать: "Ну отойди ж ты, что ж ты..." Он вырывается и где-то в последнем безумном прыжке такой подпрыгивает и языком ее в нос лизь... Тут же бабах - гром, бубух - молния и он тут же рассыпался на сотню тысяч мерзких существ. Прошли века. Белые пушистые тараканы, как, собственно, и все белое, пушистое и доброе, в процессе эволюции вымерли. Остались вот эти козявочки и люди. Тараканы до сих пор живут вместе с людьми, едят с ними за одним столом. Все понимают, только говорить не умеют. А в проклятии Ыха был один постскриптум: "Тот, над кем совершится это проклятие, он сможет стать самим собой, если его тоже кто-то поцелует"... Так что, если хотите себе друга - белого, пушистого, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, который все понимает, только говорить не умеет, наберитесь терпения, поцелуйте сто тысяч тараканов... Может быть, свершится чудо. А может быть, у вас просто помутится сознание и хотя бы вам покажется, что у вас есть такой друг...

11:31 

Зимняя сказка

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Снежная баба любила зиму, вьюгу. Любила белые деревья в саду, красное морозное солнце и красногрудых снегирей. А вот сосульки ей не нравились - они напоминали ей о весне. Но зима все же кончилась. Снежные крепости и горки, снежные человечки в парках и во дворах растаяли и превратились в ручьи.
И только одна Снежная Баба не хотела верить, что зима ушла. «Это оттепель, - думала она. - Так уже было и в январе, и в феврале...Завтра подморозит и снова выпадет чистый снег."
И она продолжала стоять в саду как ни в чем не бывало. Задумчиво склонив голову, она вспоминала свой самый счастливый день - день своего рожденья. Тогда ребятишки вылепили ее из снега и оставили в саду. Всю ночь над ней кружилась метель и пела ей свои песни, укрывая снегом. Снежная баба вспоминала снегопад. Тогда ее замело по самые плечи и ей было уютно и мягко стоять и дремать в сугробе.
Она так глубоко задумалась, что не заметила как пришел май. Вокруг нее пышно цвели и осыпали лепестки яблони, И ветер поднимал белую метель над садом.
- Это снегопад. Снегопад...- упрямо твердила Снежная Баба, глядя на осыпающийся яблоневый цвет.
- Ер-р-рунда!- каркнула ворона на заборе. - Все ваши давно растаяли, испарились и летят белыми облаками высоко над землей. А кое-кто уже опять выпал снегом где-нибудь на Чукотке и их снова превратили в снежных баб и снеговиков. Одна ты здесь ни за грош пропадаешь.
Снежная баба вздохнула, поправила ведро на голове и ничего не ответила. "Растаять-то дело нехитрое," - думала она, - "И лететь над землей, и снова стать снегом... Но ветер! Ведь можно промахнуться и не попасть снова в этот садик. И, потом, даже если тебя снова слепят дети, вдруг это будешь уже не ты? Нет. Лучше я подожду. Ведь, трава ждет под снегом весну и не погибает.
Прилетел ветер поднял над одуванчиками белые облачка парашютиков.
- Это снегопад...снегопад.. - еле слышно шептала Снежная Баба и едва заметно плакала. Солнышко грело все сильней.
На нее приходили посмотреть, как на чудо: август на дворе, а тут снег! С глухим стуком падали яблоки. По утрам туманы окутывали сад, и, окунаясь в их свежесть, Снежная Баба вздыхала облегченно.
- Все стоишь!? - изумлялась Ворона, прилетая к Снежной Бабе посидеть в прохладе. - Ну ты даешь!
Любил захаживать в сад седой мороженщик с белым сундучком на плече. Он садился на лавочку в тенечке и открывал крышку: из сундучка поднимался сухой морозный пар. Мороженщик доставал эскимо на палочке и протягивал его Снежной Бабе.
- Ах ты, бедняга! - говорил он, сокрушенно качая головой. - Все ждешь? Ну, надейся, надейся!
Мороженщик разговаривал с ней, будто она была живым человеком. Он доказывал, чертя палочкой на песке, что Северный полюс, на самом деле, находится здесь, аккурат под Снежной Бабой. Поэтому-то она и не тает.
Снежная Баба ела эскимо и улыбалась. И в эти минуты жизнь казалась ей прекрасной, а зима близкой.
- Все равно до зимы не дотянешь! - каркала Ворона, - Истаешь, слезами изойдешь... Ишь как похудела - талия появилась. А личико-то! Одни глаза остались.
Но Снежная Баба только пристальнее смотрела в небо: там, где-то далеко, должно быть уже кружатся холодные ветры, сгоняют облака в большие темные тучи.
Однажды ворона прилетела и громко прокаркала: "Журавли на юг собираются!"
- Это к зиме! - Обрадовалась Снежная Баба. - Уж и не жарко, как раньше, а без снежку -то как тяжко...
- Недолго ждать осталось! Скоро вздохнешь! - подбадривала ее Ворона. По утрам на ее хвосте и крыльях все чаще появлялась тонкая каемочка инея.
Как-то ночью Снежная Баба проснулась от тихого шелеста. Он не переставал, а все усиливался. По саду летали белые лепестки. Она вдыхала их холодный аромат и не могла понять, откуда они слетают на нее. «Снег. Снег! Это первый снег!!!» - вдруг поняла она. И тут поднялся ледяной ветер и начисто вымел из города последние осенние листья.
- Вот оно! Наконец-то! - радовалась Снежная Баба, вдыхая морозный воздух. Снег падал всю ночь.
Наступило утро. Взошло красное солнце, и снегири расселись на белых ветках. Проснулась Старая Ворона. За ночь ее совсем засыпало снегом. - Фр-р-р! - встряхнулась она, хлопая крыльями. Увидела Снежную Бабу и разинула клюв от удивления:
- Глаза-то, глаза! Синие! Так и сияют! И коса! Белая! До пояса! Вот чудо!
А когда поднялось солнце, в домах проснулись дети, и запрыгали:
- Ура! Зима-а-а! Скоро Новый год! У нас в саду Снегурочка!!!



Картинки к сказке

21:35 

В сладком морковном лесу

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Заяц больше всего любил морковку.
Он сказал: — Я бы хотел, чтобы в лесу вместо елок росли морковки.
Белка больше всего любила орехи.
Она сказала: — Я бы хотела, Заяц, чтобы вместо шишек на твоих морковках росли орехи.
Медвежонок больше всего любил мед.
Он сказал: — Я бы хотел, чтобы осенью шли медленные медовые дожди.
Ёжик больше всего любил сушеные грибы.
Он сказал: — Пусть твои дожди, Медвежонок, начнутся после того, как я наберу грибов.
И так все и вышло. Вместо елок за одну ночь выросли морковки. Заяц спилил две морковки и отволок к себе в дом.
На морковочных хвостиках выросли орехи. Белка набрала их целую корзину и спрятала в дупле самой толстой морковки.
Ёжик ходил между морковок и собирал грибы.
А к осени полились медленные медовые дожди.
Заяц ел морковку с медом. Белка — орехи с медом. Ёжик — грибы с медом.
А Медвежонок целыми днями стоял на морковочной опушке с разинутой пастью и только когда темнело, — совсем ненадолго, совсем на чуть-чуточку, — хорошенько вылизав все четыре медовые лапы, ложился спать...

А все волки из леса ушли. Потому что волки не любят сладкого.

21:43 

Горький дым

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Всю ночь Ёжику снился странный сон. Будто он вошел в лес и стал говорить с листьями. Нет, не с одним каким-то листом — ну что тут особенного, поговорить с березовым листиком? — но с листьями, со всей вместе листвой, Ёжик еще никогда не говорил. Он шел по тропинке, шумел лес.

— Я хочу поговорить с вами, листья, — сказал Ёжик во сне.
— Говори, — прошелестела листва.
— Вот вы шумите, а потом?

Все стихло.

— Знаю, — сказал Ёжик во сне. — Мне вас так жалко!..
— Не жалей нас, Ёжик!
— Сперва мы маленькие, глядим...
— Потом побольше — лепечем...
— Потом — шумим..
— А потом — свободны!
— И летим, летим!..
— Ты знаешь, какое это счастье — свобода?
— А в дождь? Знаешь, как это сладко, прищурившись, слушать дождь?
— Ведь ты не знаешь, что у нас есть глаза, Ёжик!
— Мы видим!
— И нас с Медвежонком?
— Конечно!
— И Зайца?
— Еще бы! Он так боится, когда мы шуршим.
— Осенью мне бывает так грустно, — сказал во сне Ёжик. — Мне кажется, ветер вас уносит с земли.
— Не грусти!
— Ты слышишь, как мы шуршим?
— Это мы смеемся!
— Нам смешно, что какой-то ветер хочет нас сдуть с земли.
— А вас... нельзя?
— Что ты, Ёжик!
— Кто же может листву сдуть с земли?
— Но вас... жгут! — сказал во сне Ёжик.
— Зато как сладок...
— Как горек наш дым!..
— Но вам же больно!
— Нет!
— Мы сгораем все вместе...
— Тесно прижавшись друг к другу.
— Страшно, — сказал Ёжик во сне.
— Страшно остаться последним листом.
— Все улетели...
— Все свободны...
— А ты один...
— И видишь, как дружно раскрываются весной новые почки...
— И появляется молодая листва...
— С ними...
— С новыми...
— Не поговорить: о чем?
— Что они видели?
— Что знают?
— А ты, ты помнишь всех своих братьев...
— И думаешь: вот на этой ветке сидел веселый хохотун, грустный ворчун, молчаливый друг...
— И — никого!..

«Какие они удивительные, листья! — подумал во сне Ёжик. — Надо рассказать Медвежонку».
И, не просыпаясь, стал думать о том, как это можно радоваться, что после тебя останется горький дым.

14:16 

*Ромашка*

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Это было в июне. Ёжик влюбился.
Необыкновенно пахла трава, а Ёжик ходил большими кругами вокруг Ромашки и боялся к ней подойти.
— Ты чего ходишь? — спросил Кузнечик. — Может, что надо? Скажи.
— Ничего мне не надо, — пробурчак Ёжик. И ушёл за ёлку.
Отсюда, из-за ёлки, Ромашка была еще прекраснее.
Она стояла, слегка изогнувшись, на тоненькой ножке и до того была свежа, легка и воздушна, что Ёжик зажмурился.
«Подойду, — решил он. — Подойду и прямо так и скажу: “Вы мне нравитесь, Ромашка! Я очарован!” Очарован, очарован, — забормотал Ёжик. — Может, я вами очарован? Попробую сначала».
Он встал, вскинул мордочку, взмахнул лапой и про себя сказал: «Вы мне нравитесь, Ромашка! Я вами очарован» Нет, не годится. Я... Вами... Плохо! «Вы мне нравитесь, Ромашка. Я очарован». Так лучше. А что она скажет? Она скажет: «Ты мне тоже нравишься, Ёжик». Вот было бы здорово! Но она так ни за что не скажет. Что ей до меня, Ёжика?"

И Ёжик стал опять большими кругами ходить вокруг Ромашкиной поляны и вспоминать, как на рассвете встретил Лося. То есть они даже и не встретились, потому что Лось Ёжика не видела, но Ёжик не только видел Лося, но и слышал, что тот говорит.
— Фф-у!.. Вздыхал, ломясь сквозь кусты, Лось. — Фф-у!.. До чего ж хороша!.. — Лось фыркал и крутил головой.
Ёжик сразу догадался, что это он о Ромашке, но спросить не решился.
«Пойти, что ли, посоветоваться с Белкой, — думал Ёжик. — Всё-таки она — Белка и думает так же, как Ромашка».
И Ёжик было побежал к Белке, но наткнулся на Медвежонка.
— Ты чего здесь делаешь? — спросил Медвежонок.
— А ты?
— Я вообще, — сказал Медвежонок. — Гуляю.
— И я.
— А хочешь, я скажу тебе тайну? — спросил Медвежонок.
— Говори.
— Здесь появлись необыкновенная Ромашка, — шёпотом сказал медвежонок. — Я иду с ней знакомиться. Только — шшш! — Медвежонок прижал лапу к носу. — Никому!
Ёжик обмер. Он сразу понял, о какой Ромашке говорит Медвежонок.
— Так это моя Ромашка, — сказал Ёжик. — Возле ёлки, да?
— Возле ёлки. А ты откуда знаешь? Она только вчера появилась в нашем лесу.
— Вот вчера я её и увидел, — сказал Ёжик. — Только ты никому, понял?
— Погоди, — сказал Медвежонок. — А почему она — твоя?
— Потому что я её первый увидел.
— А почему ты знаешь, что она захочет дружить с тобой, а не со мной, Медвежонком?
— Потому что она так стоит, — сказал Ёжик, — и так смотрит, что сразу видно, с кем она хочет дружить.
— С кем же?
— Со мной, — сказал Ёжик.
— Ну знаешь... — Медвежонок сел. — Я от тебя такого не ожидал. Говори, как она стоит и как смотрит.
— Разве словами скажешь?
— Покажи.
Ёжик встал на одну ножку и томно поглядел на Медвежонка.
— Так. И почему ты думаешь, что сразу видно, что она хочет дружить с тобой?
— Потому что она так смотрит.
Ёжик снова встал на одну ножку и поглядел на Медвежонка.
— Знаешь что, — сказал Медвежонок. — Пойдём к ней вместе, познакомимся. Пусть она выберет сама.
— Нет, — сказал Ёжик. — Давай сначала пойду я, а потом — ты.
— А почему не наоброт? Я познакомлюсь и представлю тебя.
— Ты её напугаешь, — сказал Ёжик.
— Я? Да я всё утро плавал в реке, чтобы быть пушистым. Ты потрогай, какой я шёлковый. Разве такой Медвежонок может кого-нибудь напугать?
— Всё равно, — сказал Ёжик. — Напугаешь. Ты вон какой страшный.
— Я? Страшный?
— Ты же — медведь, — сказал Ёжик. А она — Ромашка.
— Ну и что? Медведь медведю рознь. А я вон какой шёлковый.
— Ты погоди, — сказал Ёжик. — А я сейчас сбегаю погляжу, там ли она.
И побежал.
— Стой — крикнул Медвежонок. — Давай ползком.
— Зачем? Я сбегаю и вернусь.
— Тогда давай вместе.
— Да я вернусь. Ты не бойся. Я только гляну, и всё.

И Ёжик побежал.

Ромашка стояла на том же месте и была ещё легче, ещё воздушнее. Ах, как она была хороша!
«Пускай Медвежонок идёт первый, — решил Ёжик. — Я не могу». И вернулся к Медвежонку.
— Иди, — сказал Ёжик. — Стоит. Познакомишься, а потом сразу зову меня. И Медвежонок пошёл. Даже не так. Они пошли вместе: Медвежонок впереди, а Ёжик сзади.
Медвежонок подошёл к Ромашке. Ёжик, не мигая, глядел на них из-за ёлки.
— Здравствуйте! — сказал Медвежонок. — Вы — Ромашка!
— Да, — сказала Ромашка и поглядела на Медвежонка искоса.
— А я — Медвежонок.
— Вижу, — сказала Ромашка.
— Как вам нравится в нашем лесу? — Медвежонок переминался с ноги на ногу и думал, что бы ещё сказать.
— Мне здесь очень нравится. Здесь очень красиво.
— И погода прекрасная, правда? Вы любите дождь?
— Дождь? Я ещё ни разу не видела дождя. Какой он?
— Дожди бывают разные, — сказал Медвежонок. — Бывает грибной — это когда дождь, а сквозь дождь — солнце.
— Это, наверное, очень красиво, — сказала Ромашка. — Как вы хорошо говорите. Расскажите ещё что-нибудь.
— А бывает проливной дождь, — сказал Медвежонок. Это одна вода.
— Я очень люблю воду, — сказала Ромашка.

Ёжик прыгал за ёлкой и делал Медвежонку разные знаки. «Знакомь! Знакомь меня!» — кричал про себя Ёжик. Но Медвежонок будто забыл про Ёжика. Он ходил вокруг Ромашки, размахивая лапами, и говорил без умолку.

— Это еще что, — говорил Медвежонок. А бывает — снег.
— Что это?
— О! Это очень холодное вещество. Это такой дождь зимой. Представляете? С неба падают белые пушистые хлопья. Ну с чем сравнить? Ну, вот, например, со мной, с Медвежонком.
— Такие огромные?
— Нет, такие же пушистые, мягкие, ласковые.
— А вы — ласковый?
— Очень, — сказал Медвежонок.

Ёжик готов был плакать от обиды, но боялся вылезти из-под ёлки. «Как тебе не стыдно, Медведь! Ты же обещал!» — кричал про себя Ёжик.

И тут Медвежонок обернулся к нему и сказал:
— А хотите, я вас познакомлю со своим другом?
— Очень, — сказала Ромашка.
— Позвольте вам представить моего друга Ёжика. — И Медвежонок сделал широкий жест лапой. — Выходи! — шепнул он Ёжику.

Но Ёжик стоял за ёлкой и чувствовал, что лапы у него примёрзли к земле. Он хотел весело рассмеяться и крикнуть: «Иду, Медвежонок!» — но почувствовал, что лапы у него не шевелятся и он не может раскрыть рта.

— Позвольте вам представить моего самого лучшего друга, Ёжика, — громче сказал Медвежонок и еще шире повел лапой. — Да выходи же! — зашипел он.

Но Ёжика будто окостенил мороз. Он вдруг с ужасом понял, что никогда ни за что не найдёт в себе сил подойти к Ромашке.
Он повернулся и что было мочи, ломая кусты, спотыкаясь, падая, побежал вглубь леса.

21:51 

Ёжик и море

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Жил-был в лесу Ёжик-иголка. Был у него дом с печкой лампочка в дому из гриба-лисички и полная кладовая припасов. Но все Ёжику чего-то хотелось...
— Неспокойно мне,- говорил он Васильку.- Вот здесь мутит, — показывал на грудь.- К морю хочется.
Василек никогда не видел моря, и поэтому говорил:
— Зря ты печалишься, Ёжик. Посмотри, какой я красивый, взгляни, как высоки сосны, послушай, как птицы поют! И все тебя здесь, в лесу, знают и любят.
Но Ёжик с каждым днем печалился все больше.
— Хочется мне к морю! — жаловался он Муравью.
— А какое оно? — спрашивал Муравей.
— Большое. Но я его никогда не видел.
И вот как-то ранним утром, когда в небе еще плавали молочные звезды. Ёжик вышел из своего домика и пошел к морю. В лапе у него была палка, а за плечом — котомка с едой.
Сначала он шел лесом, и птицы пели над ним, и трава, мокрая от росы, шуршала под ногами. Потом лес кончился, и путь Ёжику преградила река.
— Эй! — крикнул Ёжик.
И по всей реке понеслось: «Эй-эй-эй!..
— Ты чего кричишь? — спросила, подлетев, Утка.
— Переправиться надо,- сказал Ёжик.
И Утка подставила ему свою спину и перевезла на другой берег.
— Спасибо, Утка,- сказал Ёжик и зашагал дальше.
Теперь он шел по огромному лугу. Трещали кузнечики, звенели стеклянными крылышками стрекозы, и где-то высоко в небе распевал жаворонок.
Долго ли шел Ёжик, коротко ли, он вышел к морю.
— Здравствуй, море! — сказал Ёжик.
— Здравствуй, Ёжик! — сказало море.
И накатилась волна. «Пффф-ф!..- ударила она в берег. — Шшшш...» — зашуршала по камушкам, отступая.
И Ёжик тоже сделал шаг вперед и сказал: «Пффф-ф!..- и, отбежав немного: — Шшш-ш!..»
— Я на тебя похож, да?
— Очень! — сказало море. И снова ударило волной в берег.
Целый день Ёжик играл с морем: то подбегал к самой воде, то отбегал прочь.
Засыпая на песке под скалой, он поеживался, и ему казалось, что он тоже — маленькое море на четырех лапах.
«Пффф-ф!..- бормотал он себе под нос.- Шшш-ш!..»
И подымал и опускал иголки.


11:40 

Теплым тихимутром посредине зимы

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
"Бывает же - топишь печку, глядишь на огонь и думаешь: вот она какая, большая зима!
И вдруг просыпаешься ночью от непонятного шума. Ветер, думаешь, бушует вьюга, но нет, звук не такой, а далекий какой-то, очень знакомый звук. Что же это?
И засыпаешь снова. А утром выбегаешь на крыльцо - лес в тумане и ни островка снега не видно нигде. Куда же она подевалась, зима? Тогда сбегаешь с крыльца и видишь... лужу. Настоящую лужу посреди зимы. И от всех деревьев идет пар. Что же это?
А это ночью прошел дождь. Большой, сильный дождь. И смыл снег. И прогнал мороз. И в лесу стало тепло, как бывает только ранней осенью".

Вот как думал Медвежонок тихим теплым утром посреди зимы.
"Что же теперь делать? - думал "Медвежонок. - Топить печку или нет? Щипать на растопку лучинки или не надо? И вообще как это так - опять лето?"
И Медвежонок побежал к Ежику посоветоваться. Ежик ходил вокруг своего дома в глубокой задумчивости.
- Не понимаю, - бормотал Ежик, - как это так - ливень посреди зимы? И тут прибежал Медвежонок.
- Ну что? - еще издали крикнул он.
- Что-что? Печку затопил? - спросил Ежик.
- Нет, - сказал Медвежонок.
- Лучинок нащипал?
- Не-а, - сказал Медвежонок.
- А что же ты делал?
- Думал, - сказал Медвежонок.
- Я тоже.
И они стали ходить вокруг Ежикиного дома и думать вместе.
- Как ты думаешь, - сказал Ежик. - Если прошел дождь и теперь туман, может еще быть мороз?
- Не думаю, - сказал Медвежонок.
- Значит, если мороз быть не может, значит, может быть только тепло.
- Значит, - сказал Медвежонок.
- А чтобы было тепло - должно появиться солнце.
- Должно, - сказал Медвежонок.
- А когда солнышко, хорошо быть на реке.
- Я бы в жизни не догадался, - сказал Медвежонок.
- Тогда давай возьмем и позавтракаем у реки, - предложил Ежик.
- Угу, - сказал Медвежонок.
И они сложили в корзину грибы, мед, чайник, чашки и пошли к реке.
- Куда вы это идете? - спросила Белка.
- К реке, - сказал Ежик. - Завтракать.
- Возьмите меня с собой!
- Айда!
И Белка взяла орешков и чашку и поспешила следом.
- Идем, - сказал Медвежонок.
Выбежал из травы Хомячок.
- А я уж заснул, - сказал он. - А тут - вода! Куда это вы?
- Завтракать, к реке, - сказал Заяц. - Идем с нами!
- У меня еда с собой, - сказал Хомячок и постучал лапой по раздувшемуся мешку за щекой, - только чашки нету, - и пошел следом.
Пришли к реке, развели костер, сели завтракать. Выглянуло солнце. Солнце осветило реку, и тот берег, и завтракающих друзей. Туман растаял.
- Если б не дождь, - щурясь, сказал Хомячок, - так бы и не увиделись до весны.
- Если б не дождь, - сказала Белка, - уж так бы не попрощались.
- Если б не Ежик, - сказал Медвежонок, - никто бы не догадался в такую теплынь позавтракать на реке.

А Ежик, прикрыв глаза, пил чай, слушал тишину, птицу, вдруг тонко и чисто запевшую за рекой, и думал, что, если б не все они, зачем бы понадобилось тепло этому зимнему лесу?

20:42 

Новое место дислокации :)

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Новый год - хороший повод начать жизнь с читого листа. Этим я и решила заняться. Для начала завожу новый дневник, хотя старый оставлять жаль :( Но забрасывать его в ящик под кровать я не буду, нет, в нём я буду появляться, тем ником буду дальше существовать, а этим - по большому секрету буду здесь жить :) Такие вот шпионские страсти :) Зачем это нужно? А фиг его знает, может быть просто именно так я хочу начать свою новую историю? :)
Что будет дальше, кто его знает, но я уверенна, что этот новый 2006 год обязательно принесёт с собой что-то хорошее и необыкновенное :)

@музыка: Уматурман - Всё будет хорошо

@настроение: с надеждой на светлое будущее :)

11:35 

Радуга

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Медвежонок прижался спиной к печке. Ему было тепло-тепло и не хотелось шевелиться.

За окном свистел ветер, шумели деревья, барабанил по стеклу дождь, а Медвежонок сидел с закрытыми глазами и думал о лете.

Сначала Медвежонок думал обо всем сразу, и это «все сразу» было для него солнышко и тепло. Но потом под ярким летним солнышком, в тепле, Медвежонок увидел Муравья.

Муравей сидел на пеньке, выпучив черные глаза, и что-то говорил, говорил, но Медвежонок не слышал.

— Да слышишь ты меня? — наконец прорвался к Медвежонку Муравьиный голос. — Работать надо каждый день, каждый день, каждый день!

Медвежонок помотал головой, но Муравей не пропадал, а кричал еще громче.

— Лень, вот что тебя погубит! «Чего он ко мне пристал? — подумал Медвежонок. — Я и не помню такого Муравья вовсе».

— Совсем обленились! — кричал Муравей. — Чем вы занимаетесь изо дня в день? Отвечай!

— Гуляем, — вслух сказал Медвежонок у печки. — Так лето же.

— Лето! — взвился Муравей. — А кто работать будет?

— Мы и работаем.

— Что же вы сделали?

— Мало ли, — сказал Медвежонок. И еще тесней прижался к печному боку.

— Нет, ты мне говори — что?

— Скворечник.

— Еще?

— Камелек сложили.

— Где?

— У реки.

— Зачем?

— По вечерам сидеть. Огонь разведешь — и сиди. И Медвежонку представилось, как они с Ёжиком сидят ночью под звездами у реки, варят чай в чайнике, слушают, как плещется рыба в воде, и чайник сперва урчит, а потом клокочет, и звезды падают прямо в траву и, большие, теплые, шевелятся у ног. И так Медвежонку захотелось в ту летнюю ночь, так захотелось полежать в мягкой траве, глядя в небо, что Медвежонок сказал Муравью:

— Иди сюда, садись у печки, а я пойду туда, в лето.

— А соломинку ты за меня понесешь? — спросил Муравей.

— Я, — сказал Медвежонок.

— А шесть сосновых иголок?

— Я, — сказал Медвежонок.

— А две шишки и четыре птичьих пера?

— Все отнесу, — сказал Медвежонок. — Только иди сюда, сядь к печке, а?

— Нет, ты погоди, — сказал Муравей. — Трудиться — обязанность каждого. — Он поднял лапку. — Каждый день...

— Стой! — крикнул Медвежонок. — Слушай мою команду: к печке бегом, марш!

И Муравей выбежал из лета и сел к печке, а Медвежонок еле-еле протиснулся на его место.

Теперь Медвежонок сидел на пеньке летом, а Муравей поздней осенью у печки в Медвежьем дому.

— Ты посиди, — сказал Медвежонок Муравью, — а придет Ёжик, напои его чаем.

И Медвежонок побежал по мягкой теплой траве, и забежал в реку, и стал брызгаться водой, и, если поглядеть прищурившись, в брызгах возникала каждый раз настоящая радуга, и каждый раз Медвежонку не верилось, и каждый раз Медвежонок видел ее снова.

— Эй! — крикнул Муравей в лето. — А кто обещал работать?

— Погоди! — сказал Медвежонок. И снова стал, щурясь, брызгаться и ловить сквозь ресницы радугу.

— Обязанность каждого — трудиться, — говорил Муравей, прижавшись к горячей печке. — Каждый день...

«Заладил, — подумал Медвежонок. — Ну как он не понимает, что это — лето, что оно — короткое, что оно вот-вот кончится и что каждый раз у меня в лапах сверкает радуга»«.

— Муравей! — крикнул из своего лета Медвежонок. — Не бубни! Разве я не работаю? Разве я отдыхаю?

И он снова ударил по воде лапой, прищурился и увидел радугу.

18:36 

Умная сказка

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Однажды утром дождик решил, что ему совершенно необходимо развить свой интеллект. До того дождик не занимался такими вещами. И ему было не совсем ясно, как подойти к сему новому делу. Ветер и туман, большие приятели дождика, ничего не смогли подсказать – они тоже никогда не развивали свой интеллект как-то специально. Просто жили и умнели потихоньку. Чего ж еще?
Тогда дождик обратился за советом к городским домам. Они стояли такие важные, молчаливые и серьезные, что всем казалось очевидным: интеллекта у них – выше крыши.
Дома посоветовали дождику стать строгим и аккуратным, ровным и неподвижным, каменным и устойчивым. «Тогда у тебя интеллект будет что надо», – утверждали они. Но дождик не поверил. Он подумал, что дома, наверное, в чем-то правы – для себя. Но ему хотелось быть самим собой.
«Полететь, что ли, в какую-нибудь другую галактику? Может, там меня поймут и научат развивать интеллект?» – думал дождик грустно. Но он не знал, как перебраться через космический вакуум. Это ему казалось самым трудным. Про время и расстояние он как-то не подумал.
Самый лучший друг дождика, речка, протекавшая недалеко от города, видела тоску и смятение своего товарища и спросила, в чем дело. Узнав о причинах мученических раздумий дождика, речка сказала:
– Ты, наверное, думаешь, что интеллект – это что-то такое совсем тебе не знакомое. Но ты забыл, что интеллект у тебя уже есть. И он похож на тебя.
– Немножко есть, – согласился дождик. – Но как его развить? Вот в чем вопрос!
– А зачем его специально как-то развивать?! – удивилась речка. – Просто ты не мешай ему развиваться. Если тебя что-то интересует, то изучай это. А если нет – ищи что-то другое. Вот и  все. Никаких особых приемов нет. Есть лишь естественный рост. А приемы придумывают те? кому интересно изучать приемы развития интеллекта и играть так. Это тоже можно, конечно. А можно и без этого.
– Мудрено говоришь ты, – вздохнул дождик. – Но идею я понял. Может, ты и права, но я не знаю, что меня интересует. Как же быть?
– Спроси у толстого филина в лесу, – посоветовала речка. – Он подскажет, наверное.
Толстый филин выслушал дождика и ухнул. Потом он долго бродил по ветке туда-сюда с мудрым и таинственным видом, то зажмуривая, то открывая свои огромные круглые глаза. Потом он остановился, почистил правой лапой клюв и хохотнул.
– Интеллект развивают только дураки, – наконец изрек филин и  удалился в свое дупло.
«Грубая, некультурная птица!» – подумал дождик и отправился на болото. Болото улыбнулось ему – они были близкими родственниками.
И тут дождик вдруг понял, как ему быть. Он почувствовал, что стихия мышления открыта для него. Он понял, что он любит думать, но любит и не думать. Он ощутил себя и умным, и глупым  одновременно. И он удивился всему, что есть.
А потом дождик полетел путешествовать. Везде его встречали радостно – ведь он старался попасть туда, где был нужен. Ну а если кто-то хмурился, когда дождик начинал капать, то что ж поделаешь?!
Иногда встречал дождик Открытую Книгу. Она была огромной и лежала на полях и лугах. Сверху были хорошо видны ее страницы.
Дождик, шелестя капельками, падал на Открытую Книгу и читал ее, листал, погружался в ее пространство… А потом улетал в небо и мчался среди облаков или потихоньку плыл к другим местам.
Дождик учился думать – свободно, весело, точно. Он и жил так.
И наконец дождик понял, что его интеллект не есть что-то неподвижное или похожее на какие-то образцы, что все рамки и ограничения, которые он придумал для своего ума – это лишь условность, фикция. Дождик почувствовал, что движение мысли – это великолепие и радость…
«Похоже на то, что мой интеллект развивается, – подумал дождик. – Так дурак я или нет? А… Слова… Они – как вода в моих каплях. Слова текут, летят, а точный смысл в них всегда ускользает».
С тех пор дождик совершенно спокоен относительно своего интеллекта.

 


11:36 

:))))

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Кабы не было зимы
В городах и селах,
Никогда б не знали мы
Этих дней веселых.
Не кружила б малышня
Возле снежной бабы,
Не петляла бы лыжня,
Кабы, кабы, кабы...
Не петляла бы лыжня,
Кабы, кабы, кабы...

Кабы не было зимы, -
В этом нет секрета, -
От жары б увяли мы,
Надоело б лето.
Не пришла бы к нам метель
На денек хотя бы,
И снегирь не сел на ель,
Кабы, кабы, кабы...
И снегирь не сел на ель,
Кабы, кабы, кабы...

Кабы не было зимы,
А все время лето,
Мы б не знали кутерьмы
Новогодней этой.
Не спешил бы Дед Мороз
К нам через ухабы,
Лед на речке б не замерз,
Кабы, кабы, кабы...
Лед на речке б не замерз,
Кабы, кабы, кабы...

Кабы не было зимы
В городах и селах,
Никогда б не знали мы
Этих дней веселых.


22:40 

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
В одном лесу жил ежик. Ты знаешь, какие обычно бывают ежики - деловитые и сердитые... Любят шуршатьпо ночам иголками в траве. А этот Ежик любил по ночам мечтать... Иногда он делал это не один... У Ежика была знакомая Звезда...
- Это хорошо, когда у тебя есть с кем разделить свои мечты...
Загадай желание...
К сожалению, они не могли часто видеться: иногда им препятствовали тучи, а иногда Земля поворачивалась не тем боком и мешала им встретиться.
- Подумать только, - восклицала иногда Звездочка, - нас разлучает закон всемирного тяготения. А когда приближалось утро, Звезда говорила:
- Мне пора...
- Я буду ждать тебя! - Говорил Ежик.
Я знаю, что это опять будет очень долго, но я все равно буду ждать!
Возвращайся скорее!
- Я вернусь, ты же знаешь, - говорила Звезда.
После долгой разлуки Ежик обычно говорил:
- Звездочка, я очень соскучился!Я так долго тебя ждал! Почти вечность...
- Ты же знаешь, насколько сильными бывают иногда обстоятельства - говорила Звезда.
- Да, я знаю, - вздыхал Ежик...
А больше они ничего не говорили. Онипросто мечтали...Вместе...
- Да, я знаю, - улыбался Ежик. ВЕДЬ ЭТО ТАК ВАЖНО - ЗНАТЬ, ЧТО ТОТ, КОГО ТЫ ЖДЕШЬ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНЕТСЯ, ДАЖЕ НЕСМОТРЯ НА ВСЕМИРНЫЕ ЗАКОНЫ...

20:08 

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Нету больше сказок... во мне их нету... Что делать... как быть... Надеюсь, пройдет.....
Ой, как гром шумит...сигнализации сшибая...

22:03 

Однажды летним утром...

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Утро. Еще алеет заря. Птички еще не щебечут. Маленькая речушка в лесу. Через речку перекинут мостик - всего лишь три бревна и четверка столбиков, оставшихся от перил. На одном из них уютно свернувшись калачиком дремлет Ежик.....

Фррррррр.... Фррррррр.... Фрррррррр....

И Ежику снится солнечное летнее утро, снится полянка, на которой они с Марусенькой кувыркаются, прыгают и бегают друг за другом под лучами теплого июньского солнышка. А потом Маруся разворачивает узелок и достает оттуда бутылочку молочка и плюшки. Они сидят на мягкой травке, поют песни, пьют молочко и едят плюшки. А потом Ежик плюхается от удовольствия на спинку, но тут же вскакивает на лапки и начинает бегать вокруг полянки...

И в этот момент сладкого рассветного сна лапка Ежика начала подергиваться, он вскочил и тут же покачнулся, не удержавшись на маленьком столбике и почти соскользнул вниз, едва успев уцепиться передними лапками. Повисев секунду, Ежик быстро перебирает задними лапками, оставляя на столбике царапины, и влезает обратно.

Встает на задние лапки, потягивается, подставляет пузико восходящему солнышку. Зажмуривает от удовольствия один глазик-пуговку, когда вспоминает только что приснившийся сон....

-жур....

Что это? ручеек? Ежик свешивает мордочку вниз. Нет, ручеек журчит совсем не так.

журррр....

Птичка! Ежик поднимает пуговки вверх. Нет, рано еще, птички не летают...

журррррр!!!

Ай, это же его пузико! Ежик обхватывает его лапками, глазки бегают, лобик наморщился. Пора кормиться. Носик сам начал шевелиться, принюхиваясь - с какой стороны пахнет какой-нибудь едой?

Нет, так не годится. Он же сам вчера объяснял Марусе, что обладает просто-таки огромадной силой воли. Придется потерпеть. Заставляет себя не обращать внимания на журчание в животике и начинает делать зарядку... Лапки вверх, лапки в стороны, лапки вперед, хлопанье пуговками, зарядка для иголок....

Пуговки засверкали, иголки распушились, загляденье! Теперь пора и умываться. Ежик, уцепившись передними лапками за столбик, начал аккуратно сползать, шаря задней в поисках опоры... плюх! приземлился удачно. Прыг - с бревнышка на землю, засеменил к берегу и опустил мордочку в воду. Фрррр! Хорошо! Ежик принялся тщательно тереть щечки..

Умытый Ежик стал излучать радость и довольство. Распушил иголки, чтобы казаться больше. И быстро засеменил по хорошо ему известной дорожке к Марусе, которая живет недалеко в избушке на опушке леса.

А Марусенька в это время сладко потягивалась в своей постельке. Солнышко пробивается в окно, на ее губах играет улыбка. Как приятно понежиться! Маруся выпрыгнула из кровати, схватила полотенечко и побежала умываться. Ежик вчера куда-то запропастился, значит сегодня прибежит рано и сразу же потребует еды. Вскоре на плите весело шкворчали блины, из погребка на столик в саду перекочевал кувшин со свежим молоком и вазочка с вкуснопахнущем земляничным вареньем. Маруся сидела на стульчике, подперев рукой щечку и внимательно смотрела, когда же на тропинке появится знакомый клубочек....

А клубочек бежал по лесной тропинке и думал: "Маруся, наверное, уже проснулась, сидит и ждет меня" - его пуговки шаловливо блеснули.... Ежик подкрался к Марусе, увидел на столе молочко, почувствовал дразнящий запах блинов: Они чуть было все не испортили. Ежик закрыл носик лапками и довершил задуманное - прыгнул Марусе на ножку

- Ай! - вскочила Маруся, - что это? - и посмотрела вниз. На ее ступне, вжавшись в ногу и обхватив лапками щиколотку, зажмурив глаза и боясь упасть, сидел Ежик.

- Шалишь, да? - рассмеялась Маруся, - а если бы я ногой дергать начала и ты бы свалился? , - Маруся оторвала испуганного Ежа и посадила на стол.

- Доброе утро, мохнатенький, я соскучилась. Ты где пропадал? - спрашивала она, наливая обоим молоко и раскладывая завтрак по блюдечкам.

Носик Ежика нетерпеливо подергивался, перед ним в блюдечко Маруся наливала это... Молочко!!!

- Я закат встречал, - сказал Ежик, гипнотизируя блюдце - Красота!!! Я тоже очень соскучился.

- А я вчера варенье сварила, земляничное. Вкуснотища необыкновенная! Попробуй... - но Ежик, казалось уже ничего не слышал - зажав в лапке оладушек, он рванулся к блюдцу и нырнул мордочкой в молоко. Хлюп-хлюп-хлюп!

- А знаешь, что мы будем делать после завтрака? Мы пойдем собирать малину.

Ежик, чуть не перевернув блюдце, поворачивает к Марусе перепачканную мордочку:

- Ага!!!

Маруся, тем временем, надела косыночку и принесла из дома корзинку для себя и маленькое лукошко, которое она приладила на голову разомлевшему сытому Ежику.

Держи палочку - посох и пошли в поход за едой. А потом и искупаться можно будет.

Ежик сразу решил поиграть в войнушку. Натянул поглубже корзинку и давай бегать среди деревьев. Бу бу бум, бах - бах, тарарах!!!... Вжиг - вжиг... пшшшшшш.... плюх-плюх-плюх. Я - партизан! Враги, выходите! Пришел грозный могучий защитник бедных и несчастных, Робин Еж! Бум:. Ай!

Ежик доигрался - свалился в овражек и повис на кусте -корзинка зацепилась. Висит, гордо молчит, только лапками медленно шувелит.

А Маруся в это время собирала ягоды, прислушиваясь к доносящимся со всех сторон визгам Ежика. И вдруг стало тихо - значит, что-то случилось, надо идти выручать. Маруся бросилась на поиски. Ау! Не отвечает. Где же он? Ай, вон лукошко висит, а под ним Ежик. С чувством собственного достоинства. Аккуратненько сняв горемыку, Маруся понесла его и поставила около малинника вместе с корзинкой.

- Вот, теперь собирай и не шали больше! Компот ведь любишь, вот и трудись.

Ежик рьяно бросился на схватку с новым врагом - малиной. Марусина корзинка набирается быстро, а у Ежика - ягодок на донышке, зато сам он подозрительно круглеет...

Ну вот, почти полную корзинку набрала, скоро можно и домой. А где же Ежастик? До Маруси доносится слабый голосок - Помоги! Маруся посмотрела тут, там - нет Ежика. "Помоги" - снова зовет Ежик. Марусе показалось, что он где-то под самым сочным кустом малины. Помотрела Маруся...

- Ежик, ну что же мне с тобой делать?! - в ее голосе были и смех и слезы.

Ежик съел столько малины, что стал практически круглым, и его ножки едва-едва доставали до земли...

Маруся не на шутку испугалась. Что же теперь с ним делать? И вдруг глаза ее расширились от ужаса, и она закричала:

- Спасайся! Бежим!

Одной рукой она подхватила свою корзинку с малиной, другой подтолкнула Ежика и ринулась вперед по тропинке.

От неожиданности Ежик присел, но тут же вскочил на лапки и, покачиваясь, бросился вслед за Марусей - одному оставаться было очень страшно.

А Маруся бежала быстро, перепрыгивая через корни деревьев, огибая кочки, только испуганно оглядывалась и кричала: "Не отставай". А Ежик и так старался, он пыхтел изо всех сил, переваливаясь через препятствия, он старался побыстрее шевелить отяжелевшими лапками, она даже иногда катился, споткнувшись, и, когда они выбежали на берег речки, не оглядываясь, плюхнулся в воду. И вдруг услышал позади веселый смех:

- Все, прибежали!

Около кромки воды, улыбаясь, стояла Маруся.

- Не бойся, ничего не было, это мы спортом занимались. Тебе же худеть надо было.

Ежик вдруг почувствовал, как его мордочку, лапки и носик заливает краска смущения. Она шутила над ним. Обиженный и мокрый, грустно вздыхая, он выбрался из воды и присел на пенечек. И только тут заметил, что заметно постройнел.

Ежик потрогал себя и сказал - Мне теперь снова надо малину кушать. Накуксился на секунду, а потом обрадовано стал забрасывать Марусю ромашками и одуванчиками....

Маруся смеялась, ловила цветы и плела себе и Ежику веночки. А потом они бегали и валялись в ромашковом поле, ели оставшуюся малину и пели песни. И Ежику казалось, что сон его не кончался.

20:42 

ДРУЖБА

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Однажды утром Медвежонок проснулся и подумал:
"В лесу много зайцев а мой друг Заяц - один. Надо его как-нибудь назвать! "
И стал придумывать своему другу имя.
"Если я назову его ХВОСТИК, - думал Медвежонок, - то это будет не по правилам, потому что у меня тоже есть хвостик... Если я на- зову его УСАТИК, это тоже будет нехорошо - потому что и у других зайцев есть усы... Надо назвать его так, чтобы все-все сразу знали, что это - мой друг,".
И Медвежонок придумал.
- Я назову его ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА? - прошептал он. - И тогда всем-всем будет понятно.
И он соскочил с постели и заплясал.
- ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА! ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА! - пел Медвежонок. - Ни у кого нет такого длинного и красивого имени!..
И тут появился Заяц.
Он переступил порог, подошел к Медвежонку, погладил его лапой и тихо сказал:
- Как тебе спалось, МЕДВЕЖОНОККОТОРЫЙДРУЖИТСЗАЙЦЕМ?
- Что?.. - переспросил Медвежонок.
- Это теперь твое новое имя! - сказал Заяц. - Я всю ночь думал: как бы тебя назвать? И наконец, придумал: МЕДВЕЖОНОККОТОРЫЙДРУЖИТСЗАЙЦЕМ!

20:38 

Ежкина скрипка

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Ежик давно хотел научиться играть на скрипке. "Что ж,- говорил он,- птицы поют, стрекозы звенят, а я только шипеть умею?"
И он настрогал сосновых дощечек, высушил их и стал мастерить скрипку. Скрипка вышла легонькая, певучая, с веселым смычком.
Закончив работу. Ежик сел на пенек, прижал к мордочке скрипку и потянул сверху вниз смычок. "Ни-и-и..." - запищала скрипка. И Ежик улыбнулся.
"Пи-пи-пи- пи.." - вылетело из-под смычка. И Ежик стал придумывать мелодию.
"Надо придумать такую,- думал он,- чтобы шумела сосна, па- дали шишки и дул ветер. Потом, чтобы ветер стих, а одна шишка долго- долго качалась, а потом, наконец, шлепнулась - хлоп? И тут должны запищать комары, и наступит вечер".
Он поудобнее уселся на пеньке, покрепче прижал скрипку и взмахнул смычком.
"Ууу!.." - загудела скрипка.
"Нет,- подумал Ежик,- так, пожалуй, гудит пчела... Тогда пускай это будет полдень. Пускай гудят пчелы, ярко светит солнышко и по дорожкам бегают муравьи.
И он, улыбаясь, заиграл: "У-у-у! У-у-у-у!.."
"Получается!" - обрадовался Ежик. И целый день, до вечера, играл "Полдень".
"У-у-у! У-у-у!.." - неслось по лесу. И посмотреть на Ежика со- брались тридцать муравьев, два кузнечика и один комар.
- Вы немножко фальшивите,- вежливо сказал комар, когда Ежик устал.- Четвертое "у" надо взять чуть-чуть потоньше. Вот так...
И он запищал: "Пи-и-и!.."
- Нет, - сказал Ежик,- вы играете "Вечер", а у меня "Пол- день". Разве вы не слышите?
Комар отступил на шаг своей тоненькой ножкой, склонил голову набок и приподнял плечи.
- Да-да,- сказал он, прислушиваясь.- Полдень! В это время я очень люблю спать в траве.
- А мы,- сказали два кузнечика,- в полдень работаем в кухне. К нам как раз через полчаса залетит стрекоза и попросит выковать новое крылышко! . .
- А у нас,- сказали муравьи,- в полдень - обед.
А один муравей вышел вперед и сказал: - Поиграйте, пожалуйста, еще немного: я очень люблю обедать!
Ежик прижал скрипку и заводил смычком.
- Очень вкусно! - сказал муравей.- Я каждый вечер буду при- ходить слушать ваш "Полдень".
Выпала роса.
Ежик, как настоящий музыкант, поклонился с пенька муравьям, кузнечикам и комару и унес скрипку в дом, чтобы она не отсырела.
Вместо струн на скрипке были натянуты травинки, и, засыпая, Ежик думал, как завтра он натянет свежие струны и добьется все-таки того, чтобы скрипка шумела сосной, дышала ветром и топотала падающими шишками...

21:31 

Чайник

Удивлённые дети с планеты Ватавалу зовут комету,а она в ответ - Ау!
Жил-был гордый чайник. Он гордился и фарфором своим, и длинным носиком, и изящной ручкою - веем-веем, и об этом говорил. А вот что крышка у него разбита и склеена - об этом он не говорил, это ведь недостаток, а кто же любит говорить о своих недостатках, на то есть другие. Весь чайный сервиз - чашки, сливочник, сахарница охотнее говорили о хилости чайника, чем о его добротной ручке и великолепном носике. Чайнику это было известно.
"Знаю я их! - рассуждал он про себя. - Знаю и свой недостаток и признаю его, и в этом - мое смирение и скромность. Недостатки есть у всех нас, зато у каждого есть и свои преимущества. У чашек есть ручка, у сахарницы - крышка, а у меня и то и другое да и еще кое-что, чего у них никогда не будет, - носик. Благодаря ему я - король всего чайного стола. Сахарнице и сливочнице тоже выпало на долю услаждать вкус, но только я истинный дар, я главный, я услада всего жаждущего человечества: во мне кипящая безвкусная вода перерабатывается в китайский ароматный напиток".

Так рассуждал чайник в пору беспечальной юности. Но вот однажды стоит он на столе, чай разливает чья-то тонкая изящная рука. Неловка оказалась рука: чайник выскользнул из нее, упал - и носика как не бывало, ручки тоже, о крышке же и говорить нечего, о ней сказано уже достаточно. Чайник лежал без чувств на полу, из него бежал кипяток. Ему был нанесен тяжелый удар, и тяжелее всего было то, что смеялись-то не над неловкою рукой, а над ним самим.

"Этого мне никогда не забыть! - говорил чайник, рассказывая впоследствии свою биографию самому себе. - Меня прозвали калекою, сунули куда-то в угол, а на другой день подарили женщине, просившей немного сала. И вот попал я в бедную обстановку и пропадал без пользы, без всякой цели

- внутренней и внешней. Так стоял я и стоял, как вдруг для меня началась новая, лучшая жизнь... Да, бываешь одним, а становишься другим. Меня набили землею - для чайника это все равно что быть закопанным, - а в землю посадили цветочную луковицу. Кто посадил, кто подарил ее мне, не знаю, но дали мне ее взамен китайских листочков и кипятка, взамен отбитой ручки и носика. Луковица лежала в земле, лежала во мне, стала моим сердцем, моим живым сердцем, какого прежде во мне никогда не было. И во мне зародилась жизнь, закипели силы, забился пульс. Луковица пустила ростки, она готова была лопнуть от избытка мыслей и чувств. И они вылились в цветке.

Я любовался им, я держал его в своих объятиях, я забывал себя ради его красоты. Какое блаженство забывать себя ради других! А цветок даже не сказал мне спасибо, он и не думал обо мне, - им все восхищались, и если я был рад этому, то как же должен был радоваться он сам! Но вот однажды я услышал: "Такой цветок достоин лучшего горшка!" Меня разбили, было ужасно больно... Цветок пересадили в лучший горшок, а меня выбросили на двор, и теперь я валяюсь там, но воспоминаний моих у меня никто не отнимет!"

*Кока-коловая Хубба Бубба и немножко хаоса*

главная